Еретик ли святитель Иннокентий Херсонский? Почитай Отца. 22

Для ответа на этот странный вопрос мы пригласили нашего дорогого друга, преподавателя Свято-Тихоновского университета, чтеца Артему Малышева. Артем много лет занимается наследием Святителя и русской христологией. Почитав свт. Иннокентия, мы обсудили проблемы христологии Нового времени. Нам удалось, во-первых, зафиксировать, что вообще размышления о Христе не кончились с эпохой Вселенских соборов. Упомянули коротко христологию Канта, Гегеля, Фихте… (сам факт, что она была уже каков!). Во-вторых, мы поняли перед каким вызовом стоял свт. Иннокентий, и почему христология, т. е. рассуждение Церкви о Христе продолжается и будет продолжаться и дальше.

Ну и поняли, что дело это — непростое, и что даже свт. Иннокентий не смог предложить такое учение о Христе, которое, отвечая на новые вызовы, сохранило бы полное единство с древними Отцами. Ряд его положений кажутся действительно излишне.

Святитель Иннокентий Херсонский. Чтение Евангельских сказаний об обстоятельствах земной жизни Иисуса Христа, до вступления Его в открытое служение спасению рода человеческого.

Но как мог возрастать «премудростию» и «благодатию» Сын Божий? Так же, как и телом. Божество соединилось в Нем с человечеством однажды навсегда, на целую вечность; но участие Божества обнаруживалось в Нем не вдруг, а постепенно. Прежде было участие Оного сверхъестественное: сначала в утробе Матери, потом в младенчестве, а когда обнаружилось в человечестве сознание, то и Божество соединилось с сознанием; но и соединившись с сознанием, Божество все-таки в жизни Спасителя обнаруживалось постепенно. Постепенность сию отчасти показывает апостол Павел, когда говорит, что Иисус Христос «не вдруг непщева быти равен Богу: но Себе умалил, зрак раба приим, в подобии человечестем быв, и образом обретеся якоже человек» (Флп. 2:6–7). «Темже и Бог Его превознесе и дарова Ему имя, еже паче всякого имене» (Флп. 2:9).

Основательнее можно спросить, каким образом на этот час мужество оставило душу Иисусову? Как Он мог умалиться в меру последнего страдальца? Для некоторого понимания этой священной тайны, кроме ужасного свойства самой чаши страданий, теперь Ему представившейся, нужно предположить особенное распоряжение премудрости и правосудия Божественного, приведших Сына Человеческого в такое состояние, что в Нем обнаружилась немощь естества человеческого настолько, насколько могла обнаружиться без потери нравственной чистоты и достоинства.
В чем состояло это таинственное распоряжение? Во-первых, без сомнения, и более всего в сокрытии Божества от человечества, в предоставлении последнему действовать одними своими силами.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *