Почитай Отца. 5. Богоявленский цикл свт. Григория Богослова

Как сказал один слушатель этого выпуска (7 лет): «я, пожалуй, встану прямо под лампочку, чтобы принимать больше света».

И действительно, света в сегодняшнем выпуске будет много, потому что сегодня мы вспоминаем «Праздник Светов» — Крещение Господне. Или все-таки Богоявление? Или Богоявление это Рождество, когда Бог явился мир? С другой стороны, прп. Иоанн Дамаскин пишет, «Троицы явление во Иордане бысть, самое бо Пребожественное Естество, Отец, возгласи: Сей крещаемый — Сын возлюбленный Мой, Дух же прииде к Подобному, Егоже благословят людие и превозносят во вся веки» (а в том, что тему явления Троицы мы выпуске не затрагиваем виноваты не мы, а свт. Григорий Богослов. Он, как это не парадоксально, по-другому рассматривает этот праздник!)

Давайте попробуем немного разобраться в том, как связаны друг с другом Рождество и Крещение (а заодно Обрезание, Сретение, пришествие Волхвов и пир в Кане Галелейской) в разных христианских традициях. Что именно сегодняшний праздник значит для всех нас, крещеных православных христиан. Как наше крещение связано с Крещением Спасителя и ветхозаветными Богоявлениями. А главное — давайте попытаемся немного прикоснуться к тому свету, который открылся нам в этот день, через тексты свт. Григория Богослова.

S. В подкасте мы упоминаем одну замечательную книгу. Файл приложен к публикации.

Гомилия 59 свт. Григория Паламы

«Коль скоро большинству людей случилось принять сие Божественное омовение и все, что его сопровождает, в младенческом возрасте, и потому они не сознают значения оного Таинства (τοῦ μυστηρίου τὴν δύναμιν), давайте теперь — раз и наступающий праздник требует того! — кратко раскроем это значение, чтобы все послушали.

Думается мне, что от припоминания священнодействий Божественного Крещения и тщательного их рассмотрения будет немалая польза, особенно для тех, кто будет слушать с разумением. Ведь если у нас осталось в небрежении какое-нибудь из условий (συνθηκῶν) Таинства, или мы вовсе не положили еще и начала какого-нибудь дела, мы благодаря такому напоминанию сможем осознать это и начать сначала в покаянии» [1].

Слово 39. На святые светы явлений Господних

«14. Но Рождество праздновали, как должно, и я — начинатель праздника, и вы, и все, как заключающееся в мире, так и надмирное. Со звездой шли мы, с волхвами поклонялись, с пастырями были озарены, с ангелами славословили, с Симеоном принимали в объятия, и с Анной, престарелой и целомудренной, „исповедались Господу“. И благодарение Тому, Кто „приидет“ как чуждый, чтоб прославить странника! А ныне другое Христово деяние и другое таинство» [2].

«1. Ибо святой день светов, которого мы достигли и который сподобились ныне праздновать, имеет началом крещение моего Христа, „истинного света, просвещающего всякого человека, приходящего в мир“ (Ин.1:9), производит же мое очищение и помогает тому свету, который мы, вначале получив от Христа свыше, омрачили и сделали слитным через грех» [3].

свт. Григорий Богослов. 40 слово. На святое Крещение

«1–2. Вчера торжествовали мы пресветлый день Светов… Писание показывает нам троякое рождение: рождение плотское, рождение через крещение и рождение через воскресение» [4].

«3. Просвещение есть светлость душ, изменение жизни, „обещание доброй совести“, которая от Бога (1Пет.3:21). Просвещение есть пособие в нашей немощи, отложение плоти, следование Духу, общение со Словом, исправление создания, потопление греха, причастие к свету, рассеяние тьмы. Просвещение есть колесница, возносящая к Богу, сопутствование Христу, подкрепление веры, совершенствование ума, ключ царствия небесного, перемена жизни, снятие рабства, разрешение от уз, претворение состава. Просвещение (нужно ли перечислять многое?) есть лучший и величественнейший из даров Божиих. Как есть именуемое Святая Святых и песни песней, поскольку последние многообъемлющие и особенно важны, так и оно светлее всякого иного, возможного для нас, просвещения» [5].

«5–6. Бог есть свет высочайший, неприступный, невысказанный, ни умом непостигаемый, ни словом неизрекаемый, просвещающий всякую разумную природу. <…>

Второй свет есть ангел — некоторая струя, или причастие первого Света, он находит свое просвещение в стремлении к первому Свету и в служении Ему; и не знаю, по чину ли своего стояния получает просвещение или по мере просвещения приемлет свой чин.

Третий свет есть человек, что известно и язычникам; ибо светом (φως) называют человека, как они по силе внутреннего нашего слова, так и из нас самих те, которые наиболее уподобляются Богу и приближаются к Нему. <…>

Но и еще многими светами украсим наше слово. Свет был и явившееся Моисею во огне, когда видение это опаляло, но не сжигало купину, чтобы и естество показать, и силу явить. Свет — и путеводившее Израиля в столпе огненном и делавшее приятную пустыню. Свет — восхитившее Илию на огненной колеснице и не опалившее похищаемого. Свет — облиставшее пастырей, когда довременный Свет соединился с временным. Свет — и та красота звезды, предшествовавшей в Вифлеем, чтобы и волхвам указать путь и сопутствовать Свету, который превыше нас и соединился с нами. Свет — явленное ученикам на горе Божество, впрочем нестерпимое для слабого зрения. Свет — ослепившее блеском Павла видение и поражением очей исцелившее тьму душевную. Свет — и тамошняя светлость для очистившихся здесь, когда „воссияют праведники как солнце“ (Мф.13:43), и станет Бог посреди них, богов и царей, распределяя и разделяя достоинство тамошнего блаженства. Кроме этого, свет, в собственном смысле, есть просвещение Крещения, о котором у нас ныне слово и в котором заключается великое и чудное таинство нашего спасения.

Поскольку вовсе не грешить свойственно Богу — первому и несложному естеству… а грешить есть дело человеческое и свойственно дольней сложности (потому что сложность есть начало мятежа), то Владыка не благорассудил оставить тварь Свою беспомощной и пренебречь ею, когда она в опасности возмутится против Него. Но как создал несуществовавших, так воссоздал получивших бытие — созданием, которое божественнее и выше прежнего, и которое для начинающих есть печать, а для совершенных возрастом — благодать и восстановление образа падшего через грех» [6].

«7–8. Эта благодать и сила Крещения не потопляет мир, как издревле, но очищает грех в каждом человеке и совершенно смывает всякую нечистоту и скверну, привнесенную повреждением. Поскольку же мы состоим из двух естеств, то есть из души и тела, из естества видимого и невидимого, то и очищение двоякое, именно: водой и Духом. <…> кратко сказать, под силой Крещения понимать должно завет с Богом о вступлении в другую жизнь и о соблюдении большей чистоты» [7].

«45–46. Ты знаешь о таинстве все, что может быть обнаружено и сказано вслух народу, а прочее, если дарует Троица, узнаешь, войдя внутрь, и это сокроешь сам в себе, оградив печатью. Впрочем, и о том благовествую тебе: предстояние твое великому алтарю, к которому будешь допущен тотчас после Крещения, есть предызображение тамошней славы» [8].

____________________________

[1] Γρηγόριος ὁ Παλαμᾶς, ἅγιος. Ὁμιλία 59.2 // ΓΠΣ. Τ. 6. Σ. 635–636

[2] Григорий Богослов, свт. Слово 39: На святые светы явлений Господних, 14 // Творения. М., 2007. Т. 1. С. 456–457

[3] Там же, 1. С. 451

[4] Григорий Богослов, свт. Слово 40: На святое Крещение, 1–2 // Творения. М., 2007. Т. 1. С. 461

[5] Там же, 3. С. 462

[6] Там же, 5–6. С. 462–463

[7] Там же, 7–8. С. 463–464

[8] Там же, 45–46. С. 485


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *