Почитай Отца. 8. Почитание Божией Матери

В этом выпуске мы попытались лучше разобраться в православном почитании Божией Матери. Дело в том, что мы наткнулись на некий пост «ПОЧЕМУ Я НЕ ПРАВОСЛАВНЫЙ!!!», где были пересказаны и представлены как неразумные тексты свт. Григория Паламы, посвященные Деве Марии. И мы решили разобраться, а что же возмутило автора сего поста и что же имел в виду свт. Григорий? И — точно ли то, чему он учил, это истинное православное учение о Богородице?

Вместе с тем, этим выпуском мы хотели и выразить наше представление о том, что мы поднимаем под Преданием и святыми Отцами. Мы не рассуждаем об этом в выпуске. Мы просто решили рассмотреть вместе с текстом Паламы проповедь блаженной памяти отца Иоанна Крестьянкина.

Нам кажется, что святые Отцы, т. е. великие богословы, выразившие Предание, не «кончились» в тот или иной период (выбор такого периода — дело вкуса), когда Церковь была «еще та». Святые Отцы это те, кто со Христом, который вчера и сегодня и во веки Тот же.

Святитель Григорий Палама. Гомилия на Успение Пресвятой Богородицы

«Как через [Пресвятую Деву] одну „явился на земле и обращался между людьми“ (Вар. 3:38) для всех невидимый прежде Нее, так и в будущем бесконечном веке никакое проистечение Божественного светоявления, никакое откровение Божественных тайн и никакого рода духовное дарование не сможет никто вместить без Нее. Она, первой прияв ради всех явившуюся „полноту Наполняющего все“ (Еф. 1:23), для всех делает ее вместимой, уделяя каждому по силе его, соразмерно мере чистоты каждого, и посему выступает и хранительницей, и распорядительницей богатства Божества. Ибо таков вечный закон на Небесах: меньшие приобщаются Тому, Что пребывает превыше сущего, через больших; а Дева-Матерь несравненно больше всех, и потому все приобщающиеся Богу приобщаются через Нее.

<…>

О, Дева Божественная и ныне Небесная, как высказать мне все, что нужно сказать о Тебе? Как прославить Тебя, Сокровище славы? Одна только память о Тебе освятила памятующих; одно только обращение к Тебе очистило ум и немедленно вознесло его к Божественной выси. Через Тебя уясняется мысленный взор; чрез Тебя озаряется дух наитием Божественного Духа. Ибо Ты сделалась управительницей и вместилищем благодатей — не чтобы удержать их за Собой, но чтобы все исполнить благодати. Ибо когда сокровища неисчерпаемы, то и управитель назначается, чтобы раздавать их; к чему держать под замком богатство, которое не уменьшается? Посему щедро удели всему Твоему народу, и всем служителям Твоим от Твоей милости и твоих дарований, Владычице!»

Источник: Γρηγόριος Παλαμάς, ἅγ. Ὁμιλία 37.17–19: Εἰς τὴν Κοίμησιν τῆς Θεοτόκου // Ἅπαντα τά Ἔργα. T. 10. Σ. 460–462

Беседа на Введение во Свят…

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Похвальное слово на Успение Пресвятой Богородицы

«И по близости к Богу Богородица обладает несравненно большим могуществом, чем то, что обещано верующим в Сына Ее. Через Богоматерь осуществляется наше благодатное соединение со Христом, с Телом Христовым в Святом Причастии. Как Ева стала матерью всех живущих по естественному происхождению, так Дева Мария стала матерью живущих по благодати. Через Сына Она усыновляет человечество, верующее в Ее Сына. Не признающий Ее Сына лишается благодатного Сыновства Ей. Предстоя престолу Божию, Она ходатайствует за нас, даруя оживотворящую силы души благодать.

Значение Богоматери в нашем спасении столь велико и могущественно, что мы обращаемся к Ней не просто как к помощнице в спасении, но как к совершительнице спасения. Мы молимся: „Пресвятая Богородица, спасай нас!“. Эта наша вера стала опытным знанием в получении Ее милосердной помощи в духе любви и сострадания к нам, немощным и грешным. И тропарь нынешнего праздника свидетельствует, что жизнь наша в пределах Церкви Христовой проходит под покровом Царицы Небесной в единении с Богом: „…во успении мира не оставила еси, Богородица, представилася еси к Животу Мати сущи Живота и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наши“».

Источник: Похвальное слово на Успение Пресвятой Богородицы

С.С. Аверинцев. Стих на Благовещение

«Меж голых, дочиста отмытых стен,
где глинян пол и низок свод; в затворе
меж четырех углов, где отстоялась
такая тишина, что каждой вещи
возвращена существенность: где камень
воистину есть камень, в очаге
огонь — воистину огонь, в бадье
вода — воистину вода, и в ней
есть память бездны, осененной Духом, —
а больше взгляд не сыщет ничего, —
меж голых стен, меж четырех углов
стоит недвижно на молитве Дева.
Отказ всему, что — плоть и кровь; предел
теченью помыслов. Должны умолкнуть
земные чувства. Видеть и внимать,
вкушать, и обонять, и осязать
единое, в изменчивости дней
неизменяемое: верность Бога.

Стоит недвижно Дева, покрывалом
поникнувшее утаив лицо,
сокрыв от мира — взор, и мир — от взора;
вся сила жизни собрана в уме,
и собран целый ум в едином слове
молитвы.
Как бы страшно стало нам,
когда бы прикоснулись мы к такой
сосредоточенности, ни на миг
не позволяющей уму развлечься.
Нам показалось бы, что этот свет
есть смерть. Кто видел Бога, тот умрет,—
закон для персти.
Праотец людей,
вкусив и яд греха, и стыд греха,
еще в Раю искал укрыть себя,
поставить Рай между собой и Богом,
творенье Бога превратив в оплот
противу Бога, извращая смысл
подаренного чувствам: видеть все —
предлог, чтобы не видеть, слышать все —
предлог, чтобы не слышать; и рассудок
сменяет помысл помыслом, страшась
остановиться.

Всуе мудрецы
об адамантовых учили гранях,
о стенах из огня, о кривизне
пространства: тот незнаемый предел,
что отделяет ум земной от Бога,
есть наше невнимание. Когда б
нам захотеть всей волею — тотчас
открылось бы, как близок Бог. Едва
достанет места преклонить колена.»

Источник: Благовещение


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *