Бог стал человеком — как это понять? Почитай Отца. 20

Мы запускаем новую рубрику: Отвечают Отцы! В ее выпусках мы будем брать самые важные положения христианского вероучения и, основываясь на текстах святых (и не только), будем пытаться лучше их понять сами и, быть может, сделать понятнее для вас, дорогие слушатели.
В первом выпуске рубрики будем подбираться к самому центру христианства — Боговоплощению.

Нам вдруг показалось, что мы все слишком привыкли к тому, что Бог стал человеком. Чтобы немного удивиться и почувствовать новизну Новости, почитали книгу Иова и Плотина. Ну и без Августина и Григория Богослова не обошлось.
А ещё подумали, что Бог философов и Бог Авраама, Исаака и Иакова — Один.
Слушайте, критикуйте, предлагайте!

Свт. Григорий Богослов. Слово 38

Как некое море сущности, неопределимое и бесконечное, простирающееся за пределы всякого представления о времени и естестве, одним умом (и то весьма неясно и недостаточно, не в рассуждении того, что есть в Нем Самом, но в рассуждении того, что окрест Его), через набрасывание некоторых очертаний, оттеняется Он в один какой-то облик действительности, убегающий прежде, нежели будет уловлен, и ускользающий прежде, нежели умопредставлен, настолько же обнимающий сиянием владычественное в нас, если оно очищено, насколько быстрота летящей молнии освещает сиянием взор.

Книга Иова

И отвечал Господь Иову из бури, и сказал:
«Кто есть сей, что промысл мрачит
речами, в которых знанья нет?
Препояшь свои чресла, стань, как муж, —
Я буду спрашивать, а ты отвечай!
Где ты был, как Землю Я утверждал?
Говори — тебе ли не знать!
Кто положил ей предел? Скажи!
Кто растянул над ней снур?
о что опущены устои ее,
краеугольный ее камень кто заложил,
когда звезды утра издали вопль,
возликовали все Божьи сыны?
Кто вратами море сдержал,
когда из родимых недр изверглось оно?
Тогда Я сделал облака одеждой его,
и повил его пеленами мглы,
и назначил ему от Меня предел,
и поставил ворота и запор,
и сказал: „Доселе — а дальше нет;
здесь возвышай твои валы!“
В жизни твоей давал ли ты утру приказ,
назначал ли заре место ее,
чтоб она обняла края земли
и нечестивых стряхнула с нее прочь?

Окликнешь ли тучу гласом твоим,
чтобы обилие вод покрыло тебя?
Прикажешь ли молниям, чтоб они пошли,
скажут ли они тебе: „Вот мы“?
Кто премудрость в ибиса вложил,
кто разум даровал петуху?
Кто мудростью исчисляет облака,
и кто отверзает мехи небес,
когда грязью становится прах
и слипаются вместе глыбы земли?
Ты ли добычу львице подаешь
и насыщаешь молодых львят,
когда они лежат в берлогах своих
или кроются в засаде под кустом?
Кто готовит ворону его корм,
когда птенцы его к Богу вопиют,
ищут еды и не находят ее?

Кто дал зебре волю ее
и узы дикого осла расторг, —
которому назначил Я жилищем степь,
и домом — пустые солончаки?
Он смеется над шумом городским,
крик погонщика ему незнаком;
в горах он отыскивает себе корм
и всякую зелень рад найти.
Захочет ли буйвол тебе служить,
станет ли ночевать в стойле твоем?

Ты ли даровал силу коню,
и гривою шею ему облек,
и научил прыгать, как саранчу?
Грозно храпение его ноздрей!
Веселясь» взрывает он копытом прах,
в битву бежит, являя мощь;
он не робеет, ему страх смешон,
не побежит он от меча!
Над ним звенит колчан,
сверкают копье и дрот.
С ярым храпом он глотает прах,
не сдержать его при звуке трубы!
При трубном гуле он ржет: «Го-го!» —
издалека чует он бой,
клики вождей и бранный вопль!

свт. Мелитон Сардийский. Слово на Пасху

Убил ты своего Господа посреди Иерусалима.
Слушайте, все семейства народов, и смотрите:
не слыханное убийство произошло
посреди Иерусалима,
в городе закона,
в городе евреев,
в городе пророков,
в городе, слывущем праведным.
И Кто убит? Кто же убийца?
Говорить стыжусь, но вынужден сказать.
Ибо если бы ночью случилось убийство
или в пустынном месте был Он заклан,
удобно было бы молчать.
Ныне же посреди улицы и посреди города,
среди [дня], на виду у всех,
произошло неправедное убийство Праведника.
Итак Он вознесен на древе высоком,
и надпись прикреплена, обозначая Убитого.
Кто Сей? Сказать тяжело, но не сказать еще страшнее.
Впрочем, слушайте, трепеща (перед Тем), пред
Кем содрогнулась земля.
Повесивший землю — повешен.
Скрепивший небеса — прикреплен.
Утвердивший всё — на древе утвержден.
Владыка — оскорблен.
Бог — убит.

Плотин. Энеады. 6.9.4

Поэтому, дабы достигнуть мыслью Первоединое, душе следует стать выше самой науки и, ни на мгновение не выступая из своего единства, отрешиться и от своих знаний, и от предметов знания, и от всего прочего, — даже от созерцания красоты, ибо даже красота поздней Его и от Него, как дневной свет — от солнца. Вот почему Платон говорит о Нем, что Оно есть неизреченным, неописуемым, неизобразимым, и, если, несмотря на это, мы и говорим о Нем, и пишем, то делаем это единственно с той целью, чтобы рассуждениями побудить себя и других направить свои усилия на созерцание этого дивного божественного зрелища, подобно тому, как мы указываем путь тем, кто хочет найти и увидеть что-либо замечательное, ибо самое большее, что тут может сделать наставление, так это показать путь и руководить его прохождением, между тем, как лицезрение Бога есть уже дело самого желающего лицезреть.

Другими словами, означает, что он не привел себя в чистое, полное единство, потому что Бог не отдален ни от кого и ни от чего, и, в то же время, не присущ никому и ничему. Он присущ всему, не будучи присущ чему-либо, — поэтому Он всегда непосредственно близок для всех тех, кто подготовил себя к принятию Его, кто способен привести себя в согласие с Ним и, благодаря этому согласию или сродству, входит как бы в соприкосновение с Ним той сродной с Ним силой, которая от Него же истекает.
Вот каким путем достижимо созерцание Бога, насколько Бог доступен созерцанию.

Бл. Августин. Исповедь. глава 7

Ты доставил мне через одного человека, надутого чудовищной гордостью, некоторые книги платоников, переведенные с греческого на латинский.
Я прочитал там не в тех же, правда, словах, но то же самое со множеством разнообразных доказательств, убеждающих в том же самом, а именно: «Вначале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог. Оно было вначале у Бога. Всё через Него начало быть и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Человеческая же душа, хотя и свидетельствует о свете, но сама не есть свет; Слово, Бог, — вот «истинный Свет, просвещающий всякого человека, приходящего в этот мир», и был Он «в этом мире, и мир Им создан, и мир Его не познал». Того же, что Он пришел в Свое имение, и Свои Его не приняли, а тем, кто Его принял, верующим во Имя Его, дал власть быть «чадами Божиими» — этого я там не прочел.
Также прочел я там, что Слово, Бог, родилось «не от плоти, не от крови, не от хотения мужа, не от хотения плоти», а от Бога, но что «Слово стало плотью и обитало с нами» — этого я там не прочел.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *