Почитай Отца. 10. Равноап. Кирилл (Константин) Философ. О переводе Писания

Святые Кирилл и Мефодий. Фреска собора Святой Софии в Охриде (Македония) (около 1045 года)

В этом выпуске мы почитали небольшой фрагмент из вступления равноапостольного Кирилла к переводу апракосного Евангелия, в котором изложены его представления о принципах перевода вообще и Священного Писания в частности (надо сказать, весьма интересные и сохраняющие свое значение и сейчас).

Но для нас этот фрагмент стал поводом к несколько провокативному размышлению: не стала ли миссия Кириллом и Мефодием и созданная ими новая церковнославянская культура — провалом? Насколько вообще может существовать христианская культура, до некоторой степени изолированная от античного наследия? Петр выступил обвинителем, Николай пытался представить апологию… Что получилось, мы сами не знаем — пишите, что думаете вы!

Кирилл (Константин) Философ. Вступление к переводу Евангелия

«Слова не были переданы слепо своими соответствиями, потому что нам нужны были не (сами) эти слова и выражения, а их смысл. По этой причине, когда смысл на греческом и на славянских языках совпадал, мы передавали выражение тем же словом, но когда выражение было пространным или приводило к потере смысла, тогда, не теряя смысла, мы переводили его другим словом.

Греческий в переводе на другой язык никогда не может быть передан одним и тем же способом, и это случается со всеми языками, на которые он переводится. Часто бывает, что слово, изящное на одном языке, не таково на другом, а имеющее важное значение на одном языке, не столь важно на другом… Поэтому не представляется возможным всегда следовать греческому выражению, но то, что должно всегда сохраняться, — это его смысл.

И этому нас учит великий апостол [Павел]: „я более всех вас говорю языками;
но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке“ (1 Кор. 14:18–19). И великий ученик Павла совершенно верно пишет следующее: „Бесплодно и глупо, мне кажется, обращать внимание на букву, а не на смысл речи. Это не свойственно людям, желающим уразуметь божественное, но присуще лишь тем, кто воспринимает одни звуки, а их смысл в свои уши для восприятия извне не допускает“ [*]».

Источник: La préface de l’Évangéliaire vieux-slave // Revue des Études Slaves. 1948. Vol. 24. P. 5–20
[*] Ареопагитский корпус. О Божественных именах, 4.11. СПб., 1994. С. 121


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *